на главную/

Эти удивительные брачные партнеры

Еще недавно считали, что самки видов, образующих устойчивые пары, – строгие моногамы по своим половым контактам. Однако в последние годы биохимическим методом было обнаружено, что у нескольких видов певчих птиц владелец гнезда, супруг, – довольно часто не генетический отец части или всех птенцов выводка; их отец – другой самец. То есть самка выбрала супруга по программе обеспечения благополучия для себя и потомства, но под влиянием программы поиска для потомства лучших генов заполучила их от другого самца. Пару с ним ей образовать не удалось, он был уже занят.
Белощекие казарки "ходят на свидания" с возможными партнерами, пока не найдут подходящую пару на всю жизнь.
Многие крылатые хищники демонстрируют чудеса высшего пилотажа и в попытках пленить партнера. Эти воздушные шоу, обычно сопровождающиеся возбужденными криками, часто похожи на нешуточную охоту, когда одна птица налетает на партнера, словно на добычу. Некоторые соколы устраивают парные полеты, при которых один роняет лакомый кусочек, а другой на лету его подхватывает. Влюбленная парочка может даже сцепиться когтями и вместе кувыркаться в воздухе чуть не до земли, расцепившись в самый последний момент и снова взмывая в высоту.

Самки хищных птиц, как только образовалась пара, перестают охотиться и самец полностью обеспечивает пищей и ее, и потомство. Самка крупнее самца, всегда доминирует и поэтому имеет возможность на нем паразитировать. Если самец приносит добычу, самка с ним спаривается. Чем больше принесет, тем больше возможностей спариваться получит, ничего не принесет - ничего и не получит.
Даже при наличии холостых самцов с гнездовыми участками некоторые самки тем не менее выбирают уже занятого самца и устраиваются на краю его участка. Этот самец их оплодотворяет, но о потомстве не заботится, все делает одна самка. Кольцевание зябликов на Куршской косе показало, что самцы, обладающие двумя самками, – элитные как по своим качествам, так и по качествам своих участков, и их возраст – это возраст расцвета сил (3-5 лет).
Кулики-сороки моногамны, однако расходятся, если партнер их не устраивает.
Весной на селезней находит так называемое «весеннее буйство». И. И. Акимушкин по этому поводу пишет: «…весной селезни бросаются в погоню за всякой уткой, которая попадается им на пути. Утка удирает, испуганно крича, за ней летят один или несколько преследователей, а за ними ее законный супруг, с единственной целью не потерять свою жену». В то же время и утки могут .зазывать кавалеров. Криком они привлекают внимание  каждого проплывающего мимо селезня.
Длинноклювый лесной кулик, пролетая брачным маршрутом, издает характерные звуки - «хорканье» и «цыканье». В этой нехитрой песне закодировано нечто возбуждающее сидящую на земле самку или, напротив, оставляет ее равнодушной. Если партнер тронул сердце не видимой ему подруги и услышал ответный сигнал, он тут же спланирует вниз, на землю. Происходит это на вечерней заре, и тяга вальдшнепов сводит с ума охотников.
Уже в марте можно увидеть брачные полеты воронов. В синем небе парочки птиц выписывают линии высшего пилотажа - несутся к земле, взмывают свечою вверх, кувыркаются. Выразительная точка уменья летать - опрокинуться в небе спиною вниз и когтями коснуться когтей партнера. На Аляске, где ворон - птица высокочтимая, черные летуны не сторонятся человека и частенько с приятными криками, встав боком к земле, носятся друг за другом, как слаломисты между деревьями. В наших местах вороны первыми (в марте) кладут в гнездо яйца, а на Аляске брачная кутерьма этих птиц означает: весна на пороге, хотя морозы еще достигают тридцати градусов.
На топких местах кричат журавли. Громкие, с металлическим оттенком звуки волнуют людей. Но мы лишь случайные слушатели того, что предназначено не для нас. Призывы и отклик партнера, азартные танцы птиц - прелюдия заключения брачных союзов. При этом можно услышать особенно сильный звук. Это пара птиц в унисон издает единый «торжествующий крик», означающий, что брачный союз заключен и обе птицы готовы к семейной жизни.
У гусей, как и у уток, инициатором знакомства может быть и самец и самка. Гусыня в таких случаях подходит к гусаку спереди, кланяется, старается дотронуться до него Клювом. Гусак во время ухаживания имитирует нападение на другого самца, после чего возвращается к гусыне. Вытянув шею, он победоносно гогочет. Если этот гогот поддерживается гусыней,— брак состоялся. На всю жизнь. Даже если гусыня погибнет, гусь долго или навсегда останется вдовцом. Аналогичная ситуация наблюдается и у лебедей. Оставшийся в живых лебедь больше никогда не связывает себя узами брака, часто предпочитая даже смерть жизни без любимого или любимой. Годами, а то и десятилетиями хранят верность друг другу альбатросы, ястребы-тетеревятники.
Супружеские отношения в семье дятлов совершенно не похожи на любовь и взаимопонимание. Создается впечатление, что супруги-дятлы едва терпят друг друга: один прилетит – другой скорее улетает. Выкормят птенцов и быстро расстаются. Каждый живет на своей территории, с которой изгоняются и подросшие дети.
Если самец должен будет кормить самку и птенцов, самка проверяет, насколько он способен к этому. Например, токуя, самка вдруг начинает изображать птенца – издает птенцовые звуки. Самец должен на это ответить: у одних видов – принести или отрыгнуть пищу, у других – схватить какой-нибудь предмет и поднести его как подарок, у третьих – хотя бы прикоснуться ртом ко рту.
Индюк во время тока голову откидывает назад, грудь выпячивает колесом, хвост разворачивает веером. Двигаясь, он прикасается к земле крыльями и издает особые звуки.
Петух особым брачным ритуалом курицу не балует. Как правило, он пускается на хитрость: сделав вид, что нашел лакомство, звуками приглашает разделить с ним трапезу. Хохлатка, начисто забыв о прежних подвохах, сломя голову мчится на приглашение. В программе петуха есть и «бальный танец»: под собственный аккомпанемент он боком вычерчивает вокруг партнерши полуокружность. Этого, по его мнению, вполне достаточно, чтобы вскружить голову легкомысленной хохлатке.
У больших синиц обычно сначала образуется пара, затем самец начинает поиск места для гнездования, самочка лишь следует за ним. Ее роль иная: время от времени она принимает позу просящего корм птенца и подражает его голосу. Самец немедленно реагирует на это поиском насекомых и кормит самку, она замолкает, через некоторое время все повторяется снова. Замечательно, что далеко не всегда самец кормит самку, иногда он, не найдя ничего съедобного, подлетает к ней и «делает вид», что кормит ее, имитируя движения кормления.
Особенно красочны весенние брачные ритуалы турухтанов и чомг. Турухтаны к этому времени обретают большие пестрые воротники и, становясь похожими на мушкетеров с клювами-шпагами, готовы драться с любым в своей очень подвижной стайке.

А чомги, помимо нарядов, демонстрируют строгие ритуалы ухаживания с нырянием в воду и подношением угощения (иногда это просто пучок водорослей). Чомги, живущие на северо-востоке американских штатов, известны еще и яркими танцами на воде. На этом снимке вы видите кульминацию поразительной красоты ритуала - причудливо изогнув шеи и устремив вперед клювы, птицы не плывут, не летят, а часто-часто ударяя лапами-вёслами, стремительно, как глиссеры, скользят по воде, сверкая брызгами и создавая ощущение сказочного балета...
Парочка голубоногих олуш в неспешном темпе исполняет сложный брачный танец, поочередно приподнимая свои ярко окрашенные лапы, при этом самка отворачивает голову от потенциального партнера.
Африканские попугаи-неразлучники очень привязаны друг к другу. «Один погибнет – второй умрет от тоски» — такое мнение о супружеской верности этих попугаев и определило их название.
Павлин в брачной церемонии ведет себя сдержанно. И. И. Акимушкин в книге «Мир животных. Рассказы о птицах» пишет: «…решив, что дань женскому кокетству отдана достаточно и мера его исчерпана (павлин, прим. авт.), внезапно совершает крутой разворот и обращает к даме …невзрачный тыл. Пава будто опомнилась и, чтобы стоокое многоцветие снова увидеть, забегает во фронт павлину. Но павлин, потрясая с громким шорохом и шумом всеми перьями, безжалостно лишает её обворожительного зрелища. Короче говоря, опять к ней задом повернулся. Радужные «очи» на хвосте словно околдовали ее, снова бежит пава с тыла во фронт. Новый разворот на 180 градусов оставляет ее перед тем, от чего бежала. И так много раз. Пока, согнув нбти, не ляжет пава перед павлином. Тогда, свернув «знамя», кричит он победно «мии-ау»…

Фазан для тока облюбовывает специальный «маршрут» длиной до 400 метров. По этому «маршруту» он и «гастролирует». Сольный репертуар самца не сложный. Он состоит из криков типа «кох-кох» или «ке-ке-ре», которые повторяются через каждые пять минут. Кроме того, для разнообразия он время от времени хлопает крыльями. Если на занятую территорию случайно забредет другой самец,— драка, которая напоминает петушиные схватки, неизбежна. За «концертной самодеятельностью» фазана с интересом наблюдают самки, которые держатся в стороне группами по три птицы. Вскоре они не выдерживают и присоединяются к самцам, издавая—негромкие звуки. Что-то вроде «киа-киа». Встречает дам фазан с удовольствием. При этом он по-петушиному боком подбегает к самке л от избытка чувств напевает «гу-гу-гу».

Самцы альбатросов еще до наступления половой зрелости занимают территории и подолгу демонстрируют на них, нимало не смущаясь отсутствием поблизости потенциальных невест. Когда же самка появляется, оба включаются в длительный и сложный брачный ритуал, который может растянуться на несколько недель. Процесс образования пар у альбатросов занимает до двух-трех лет, еще около года проходит до момента откладки первого яйца. Альбатросы живут свыше 50 лет и могут себе позволить быть терпеливыми и разборчивыми.
Самец большого фрегата раздувает свой ярко-красный горловой мешок, диаметром до 25 см, чтобы привлечь самку к заранее присмотренному гнезду.
Наиболее сложные брачные ритуалы существуют у шалашников из семейства Ptilonorhynchidae, широко распространенных в Австралии. Самец сначала сооружает шалаш: он натыкает ветви вокруг пружинящей основы из прутиков, пригибает их концы навстречу друг другу — и получается как бы двускатная крыша. Затем шалашник украшает ее цветами, мхом, листьями, грибами. А перед входом еще и ракушки да камушки разложит. Подманит подругу — и ну перед ней кланяться, пританцовывать, замирать от восторга. Однако шалаш — не гнездо, а только место для тока, как бы «сцена». Гнездо сооружает на дереве самка, кладет туда 1 —3 яйца и терпеливо их насиживает.
Спаривание во сне
Самцы, и самки летучих мышей средней полосы не образуют пар и часто меняют партнеров. Подчас потомство зачинается на зимовье: самец начинает ерзать, подползает к ближайшей самке и сквозь сон спаривается с ней.
Ухаживание и спаривание насекомых является нелегким делом и иногда даже представляет большую опасность для самца, особенно если его самка питается насекомыми. Учитывая, что пауки относятся к насекомым-хищникам, питающимися своими собратьями, и что самцы-пауки меньше самок, это «очень и очень»… Поэтому, прежде, чем приблизиться, «кавалер» должен убедиться, что его не принимают за добычу. Он начинает постукивать по паутине и нежно ее покачивает, чтобы предупредить «даму сердца» о своем приходе. При этом все его тело вибрирует особым образом. Несмотря на эти предосторожности, если самка не готова к спариванию, она может выгнать или напасть на гостя. Не получив ответа, самец будет посылать сигналы в течение нескольких дней. Он даже может ждать до тех пор, пока молодая самка не достигнет половой зрелости. Если самка готова к спариванию, она отвечает на сигналы самца подергиванием и покачиванием тела. Получив ответ самки, самец начинает медленно двигаться к центру паутины, продолжая посылать сигналы и проявлять различные манеры ухаживания. Так, чтобы задобрить «невесту», некоторые пауки (паук-бегун, паук-нянька) дарят самке пойманную ими добычу, некоторые (паук-муха) танцуют перед капризницей, поднимая и опуская передние «ноги». Но предусмотрительней всех самец паука-краба, который связывает лапки самки паутиной, чтобы она не напала на него во время спаривания. Интересен у пауков и сам процесс спаривания, его не назовешь традиционным. Все виды пауков, достигнув половой зрелости, внутри своей большой паутины плетут еще одну маленькую, куда собирают сперму. Достает ее самец из сети специальными, расположенными у него за зубами приспособлениями (педипальцами), имеющими специальные углубления для хранения спермы. Во время спаривания паук перекладывает из них сперму в половое отверстие самки.

У самца африканского паука-кругопряда два пениса, оба они во время спаривания отрываются.
Свадебные танцы Некоторые виды скорпионов исполняют затейливый "свадебный танец", который может длиться часами. Самец держит самку за педипальпы и водит ее взад-вперед по земле. Он выпускает сперму на землю, постепенно подводит самку к этому месту и ставит ее так, чтобы она могла вобрать сперму своим генитальным отверстием. Спаривание происходит неоднократно, и сперма какое-то время остается активной. Одной порции спермы хватает для оплодотворения нескольких выводков.
Мартышки верветки живут в групповом браке. У самок верветок овуляция происходит синхронно друг с другом один раз в год (в этом отношении они типичные нечеловекообразные обезьяны), но это событие у них, как и у женщин, внешне никак не проявляется, и верветки способны спариваться, начиная за два месяца до наступления овуляции и заканчивая второй половиной беременности (в этом отношении они опять-таки напоминают женщин; единственное отличие тут - верветки не могут спариваться, когда кормят молоком). За столь длинный период самка успевает спариться с 60% самцов в группе, и те, все как один, делятся с ней пищей, так как все это время находятся в том подчиненном положении, которое выше мы назвали инверсией доминирования.
Вожак стада приматов, он же и ненаглядный супруг, — существо в незрелом сознании самки обожествленное. Однако супруг супругом, а главное — дети. Нужно побеспокоиться об их будущем. Будущее же несовершеннолетних приматов зависит от благоволения вожака, а вожаки, как и президенты, имеют свойство свой пост оставлять, происходит, так сказать, ротация руководящих кадров. Учитывая подобную «жестокую логику» природы, самки приматов и страхуются. Улучив минуту, когда господствующий вожак зазевался, самка тихонько отходит подальше, в укромное местечко, где и встречается на адюльтерном ложе с претендентом на руководящий пост. Тот, особым умом не отличаясь, сменяя-таки своего предшественника на должности вожака и одновременно супруга всех вольнопасущихся самок, рассматривает детенышей этой своей давешней любовницы, а ныне жены как своих собственных и относится к ним соответственно."

Брачные ритуалы у бонобо

Организация половой жизни у павианов мало чем напоминает человеческую. Самки не входят в самцовую систему иерархии, их собственная иерархия выражена слабее, они полностью подавлены самцами, которые их не кормят. Всех способных к спариванию самок (а они совсем не гиперсексуальны) самцы-иерархи держат рядом с собой, под надзором, не позволяя им спариваться с подчиненными самцами, а сами спариваются с ними, не проявляя инверсии и не ревнуя друг к другу.

Орангутанги живут на деревьях, самцы не дерутся из-за самок и не заботятся ни о них, ни о детенышах, которые к четырем годам уходят в отдельные группы полувзрослых - в "банды".

Гориллы живут группами в лесу, на земле и деревьях, причем один из самцов полностью доминирует, хотя и позволяет подчиненным самцам спариваться с самками - то есть у них нет ревности. Самки совершенно подавлены самцами, которые перед ними не токуют и ни их, ни детенышей не кормят. Маленьких детенышей самцы от себя отгоняют, а трехлетних и старше, оставивших матерей, подпускают к себе.

Шимпанзе живут в более открытом ландшафте и проводят на земле больше времени. Группы у них обширнее, а отношения теплее и разнообразнее. Самцы образуют не столь строгую иерархию, но самок не ревнуют, не токуют перед ними и не кормят. Заботиться о маленьком детеныше самке помогают ее сестры и старшие дочери.

Все человекообразные обезьяны спариваются редко, нерегулярно, они скорее гипосексуальны, чем гиперсексуальны. Неревнивы, а самки совершенно бесправны.
В знак приветствия мы жмем друг другу руки. Карликовые шимпанзе бонобо занимаются сексом. В стаях бонобо царит бескомпромиссный промискуитет. Подобные случаи известны и у шимпанзе, которые после драки часто обнимают и целуют друг друга. Однако они уступают своим карликовым сородичам: бонобо никогда не воюют. Каждый раз, когда возникает чреватая агрессией ситуация, обезьяны не дерутся, а совокупляются. Постоянно обхаживая друг друга, бонобо создали изощренную систему куртуазных отношений, в которые втягиваются все члены стаи, невзирая на положение, пол и возраст.
У животных, включая обезьян, молодым самкам самцы предпочитают более зрелых. У человека все наоборот - предпочтительны юные девы с  тонко натянутой под действием недавно образовавшейся жировой прослойки кожей, припухшими от прилива крови губы, налитой грудью. Когда-то у обезьяньих предков подобные признаки возникали многократно в течение жизни особи – в каждый репродуктивный сезон. И инстинктивная программа мужчины на них настроена. Но у женщин эти признаки – в подлинном виде – возникают только один раз, в юности, а в дальнейшем, всю жизнь, сохраняется их подобие, но не точное… Получается, что предпочтение юных – эффект сохранения у мужчин в неизменном виде древней программы в сочетании с изменившимся обликом женщины.
Исторический период застал человечество с четырьмя системами брачных отношений: групповым браком, полигинией (один мужчина и несколько женщин), полиандрией (одна женщина и несколько мужчин; большая редкость, существовавшая у одного из народов Индокитая) и моногамией (один мужчина и одна женщина), причем в двух формах – пожизненной и допускающей развод. Одиночная семья (мать с детьми без отца) встречалась лишь как вкрапление в общества с иными системами, если не верить мифам об амазонках. И во всех этих системах люди жили по-своему счастливо и не считали, что их система для них противоестественна! К нашему времени полиандрия исчезла, групповой брак сохранился у немногих диких племен, полигиния сильно сократилась, хотя и осталась у миллионов мусульман, а моногамия расширилась, однако моногамия не пожизненная, а с разводом. Одиночная семья (та, что без отца) тоже стала встречаться чаще. В XIX веке утописты предсказывали отмирание семьи и возникновение непожизненных связей по любви с коллективным воспитанием детей, но этого не случилось, да и не случится, так как придет в противоречие и с инстинктивной потребностью детей иметь родителей, и с материнским (родительским) инстинктом взрослых.
Доминирование одного из полов обычно предопределено и потому не вызывает яростного сопротивления со стороны другого пола. У хищных птиц самки доминируют над самцами весь период размножения, а у приматов самцы доминируют над самками, причем у человекообразных – доминирование абсолютное. Патриархальная (с властью отца) структура семьи у человека не вызывает удивления: это свойство приматов. Матриархат первобытных людей был придуман кабинетной наукой XIX века – в действительности его никогда не могло быть. Если социальные процессы в цивилизованных обществах – от Древнего Рима до наших дней – приводили к освобождению женщин от мужчин, то это всегда сопровождалось снижением стабильности семьи. Такую, казалось бы, простую идею брака, брака при полном равенстве полов – идею гуманную и разумную – нам столь неожиданно трудно осуществлять на практике именно потому, что ради нее приходится постоянно подавлять древние инстинкты.

 

Реклама
© Лев Филин
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика